Компьютерный андеграунд


Глава 7 -- Судный день - стр. 23


Отдел Компьютерных Преступлений был "реорганизован". Два опытных офицера были переведены из группы в 5 человек. По официальным данным сообщалось, что это нормальная для Скотленд Ярда процедура "ротации". Неофициально сообщалось, что случай Ванди был фиаско, тратой времени и денег, и разгром не может повториться ещё раз.

По мере приближения дня суда тьма сгущалась над Падом и Гэндальфом. Вердикт Ванди мог быть причиной празднования в компьютерном подполье, но он принёс мало радости другим двум хакерам 8lgm.

Для Пада и Гэндальфа, которые признали себя виновными, оправдание Ванди стало бедствием.

---

12 мая 1993, через 2 месяца после оправдания Ванди, Борис Кайслер стоял за трибуной перед Электроном, выступая по делу австралийских хакеров. Как только он начал говорить, тишина окутала Викторианский Окружной Суд.

Это был высокий человек в традиционной черной мантии, колеблющейся по мере того как он решительно жестикулировал, с громким голосом и властными манерами. Мастерский шоумен, он знал как играть с аудиторией журналистов, сидящих перед ним в зале суда.

Электрон сидел на скамье подсудимых, он уже объявил признание по 14 пунктам по соглашению с офисом DPP. В своей типичной манере Кайслер сделал вступление перед длительным процессом чтения приговора судебным клерком. На каждом пункте клерк останавливался и спрашивал, признает ли Электрон себя виновным. Это были скорее утверждения, чем вопросы.

Формально признание уже было сделано, теперь оставалось только устное подтверждение. Электрон задавался вопросом: отправят ли его в тюрьму? Не смотря на лоббирование адвокатов, офис DPP отказал в своей рекомендации. Самое лучшее, что получилось у адвокатов Электрона - сделать его свидетелем короны, чтобы надеяться хоть на какую-то возможность избежать тюрьмы.

Электрон нервно играл со свадебным кольцом своего отца, которое носил на правой руке. После смерти отца сестра Электрона начала уносить вещи из семейного дома. Электрон мало волновался об этом, его заботили только две вещи: это кольцо и некоторые картины отца.




Начало  Назад  Вперед