Компьютерный андеграунд


Глава 7 -- Судный день - стр. 22


Пад знал, что утверждения были вымышлены. Он бывал внутри машины VAX в погодном центре по ночам, но он никогда не трогал их Cray. Он никогда не делал ничего, замедляющего машину. Ни кракерских программ, ни сканеров, ничего, что могло привести к задержке, описанной в сообщении. Даже если бы всё было именно так, он с трудом мог поверить, что победа западного союза в Войне в Заливе зависела от одного компьютера в Беркшире.

Все это наводило на вопрос: почему медиа запустили эту историю сейчас, после оправдания Ванди, но до его и Гэндальфа приговора? Перебродивший виноград, возможно? (скорее всего эта фраза какая-то идиома. прим. перев.)

Журналисты и телеведущие по всей Британии обсуждали вердикт Ванди и законность применения хакерской склонности в качестве защиты. Некоторые убежденные компьютерные владельцы взваливали на хакеров всю ответственность за безопасность своих систем. Другие призывали к смягчению хакерских законов. Таймс отразили эти взгляды, объявив в передовой статье: "заядлый угонщик машин [хакерского возраста], конечно, уже получил бы справедливое возмездие. Оба преступления предполагают непочтение со стороны народа... Жюри присяжных возможно не смогли оценить серьезность этого вида преступления".

Дебаты текли дальше, изменялись и росли, и вышли за границы Британии. В Гонг-Конге Южный Китайский Утренний Пост спрашивал: "Cвидетельствует ли это дело о новом социальном феномене в незрелых и восприимчивых умах, подвергаемых длительным воздействием персональных компьютеров?" Газета описывала страх публики, что случай Ванди мог быть "зеленым светом для компьютерно-грамотных хулиганов по желанию грабить всемирные базы данных и взывать о безумии в случае поимки".

К 1 апреля 1991, ещё только через 2 недели после окончания слушания, Ванди уже имел свой собственный синдром, названный любезным Гвардианом его именем.

И пока Ванди, его мать и его команда адвокатов спокойно праздновали свою победу, медиа сообщили, что детективы Скотленд Ярда сочувствуют своему поражению, которое было значительно более серьезным, чем просто проигрышем в деле Ванди.


Начало  Назад  Вперед